sachaja

Спиридон Слепцов


Previous Entry Share Next Entry
sachaja

О ПУТЕШЕСТВИИ В УСТЬ-НЕРУ (часть 1-я)



Оставляя после себя небольшое облачко дорожной пыли, наш микроавтобус уже почти как сутки мчался на восток. Встречных машин по трассе было немного. Лишь изредка проносились мимо шустрые пучеглазые уазики или грозные большегрузы.




Спать не хотелось, поэтому оставалось только любоваться постоянно меняющимися за окном горными пейзажами и обдумывать планы на  предстоящую неделю. А она обещала быть довольно насыщенной.





Наконец, впереди показалась заправка на Кюбеме. Однако  заворачивать, как это обычно бывало, на старый Колымский тракт, такси не собиралось. Ведь на этот раз я направлялся из Якутска не в Томтор, а в Усть-Неру.





Сказать по правде, до этого времени в улусном центре своего родного Оймяконья я был очень и очень давно, будучи совсем еще мальчишкой. Поэтому воспоминания об Усть-Нере у меня были довольно размытые и, по большей степени, ничем непримечательные. Помню лишь, как сильно удивился, когда впервые там увидел большое количество легковых автомобилей, многоэтажные дома, асфальтированные тротуары. Но больше вспомнить было не о чем…
Попасть в улусный центр можно и на самолете, однако желание увидеть Ольчанский перевал собственными глазами стало основным аргументом в пользу наземного способа передвижения. Да и по цене выходило гораздо дешевле, примерно в два раза.

А вот и он – тот самый перевал, точнее его небольшая часть. Отсюда до Усть-Неры около 40 км.
«Четырнадцать километров крутых виражей по кручам – словно четырнадцать белых укутанных в снег этажей…» - писал когда-то вдохновленный видом Ольчанского перевала молодой и  талантливый поэт  Чагыл Мординов.





Долгожданная Усть-Нера.





Быстренько перекусив, я сразу же отправился осматривать поселок.
Объективности ради, решил прогуляться не только по центру, но и по окраинам. Впечатления от повторного знакомства с Усть-Нерой были двоякими. Это уже был не тот пышущий жизнью населенный пункт - было немало ветхих, а то и вовсе заброшенных домов, и не только в частном секторе. Имелись даже пустующие многоэтажки.






Стоит упомянуть, что расцветом Усть-Неры считаются 1980-е годы. Численность населения поселка достигала 12,5 тыс. человек (сейчас в 2 раза меньше). В посёлке активно функционировали множество предприятий, начиная с фотоателье и заканчивая заводом строительных материалов. Имелся свой кинотеатр, бассейн, работало местное радио и телевидение. Было сильно развито овощеводство – совхоз  «Дружба» по многим показателям значительно опережал многие хозяйства центральных районов Якутии, особенно по возделыванию овощных культур закрытого грунта. Особой гордостью поселка являлась горнолыжная база. Но социально-политические потрясения, произошедшие в стране, перевернули все с ног на голову. Золото стало дешевле себестоимости его добычи, закрывались целые прииски, множество людей осталось без работы. Все это вызвало паническое бегство людей «на материк». Только относительно недавно Усть-Нера начала снова возрождаться.









Наглядным показателем этого было большое количество новостроек (за последние пару лет уже введены в эксплуатацию 14 многоквартирных жилых домов), шли работы по демонтажу аварийных зданий. Было видно, что уже не первый год занимаются озеленением. Порадовало то, что дорога на центральной улице пару раз в день увлажнялась специальной машиной, ведь поселок сам по себе довольно пыльный.





Здание детского садика



Здание администрации улуса



На снимке ниже, вид на улицу имени Кривошапкина. Правда, какого именно Кривошапкина, было непонятно. Только потом выяснил, что улица названа в честь единственного из оймяконцев Героя Социалистического Труда Герасима Кривошапкина, а не купца-мецената Николая Осиповича, как предполагали многие.




С интернетом и сотовой связью пока здесь совсем туго, зато спутниковая антенна есть почти в каждой квартире.





Проблемы есть и с банком, точнее с нехваткой в этом учреждении  операторов. Сколько бы я не проходил мимо него, постоянно были такие очереди.



Храм в честь Успения Пресвятой Богородицы.




Сначала показалось, что никого внутри здания нет, но ошибся. Шла служба и людей было немало. Протоиереем здесь уже который год служит Феодор Никитюк, прибывший в Усть-Неру из Украины. Получив у него разрешение на фотосъемку, сделал несколько кадров.















Мост через Индигирку. Не поверите, но его периодически моют.



Как оказалось, в поселке имеется даже свое такси. Тариф по поселку - 150 руб., вроде как независимо от маршрута. 




У торговых рядов увидел сизых голубей. И не подозревал, что они тут водятся. Смею предположить, что это самые холодостойкие в мире представители данного вида. Оказалось, суровую зиму птицы переживают благодаря стараниям жителей поселка. Прямо там, между  торговых рядов стоял ящичек для сбора денег на корм птицам.








Одна из главных достопримечательностей поселка - мемориальный комплекс, посвященный 70-летию Великой Победы. В скором времени этот мемориал должны дополнить макет танка Т-34 в натуральную величину, а также «Катюша» и еще одна пушка.












Безграничное восхищение вызывают пейзажи вокруг поселка. Куда ни глянь - везде горы: одна вершина краше другой!  






На их фоне кажутся крохотными даже многоэтажки.






Самая же высокая гора в окрестностях Усть-Неры – Юрбэ (Үөрбэ), что в переводе с якутского означает «остроконечная». Правда, представленное ниже фото не очень удачное - Юрбэ на снимке получилась как холмик. На самом же деле, высота горы 2 111 м. В свое время, используя уникальное положение Юрбэ, связисты района смогли решить много задач по совершенствованию сети электросвязи Оймяконья. В настоящее время данная линия связи устарела.




Между делом побывал на поселковом празднике, приуроченном Дню России. Как обычно и бывает на подобного рода мероприятиях, было много поздравительных речей, награждений, песен и плясок.




























По сравнению с большинством других населенных пунктов золотого Оймяконья,  Усть–Нера – относительно молодой поселок. Датой его основания считается 6 августа 1937 года. В этот день в устье реки Нера приводнился небольшой самолет, на борту которого были члены так называемой Индигирской экспедиции. Её руководителем был назначен выдающийся советский геолог и государственный деятель Валентин Александрович Цареградский.




Несмотря на то, что геологи начали исследования в конце полевого сезона, работа экспедиции была очень успешной. Были подтверждены данные о больших запасах золота в бассейне верхнего течения реки Индигирки и её многочисленных притоков.




На снимке ниже - устье Неры (на заднем плане видна Индигирка). Может быть, это то самое место, где и приводнились геологи.



Чтобы лучше узнать историю поселка, сразу после праздника заглянул в местный уголок памяти - краеведческий музей. Некогда этот двухэтажный теремок являлся гостиницей руководящих работников «Дальстроя».



Радушно встретила и провела индивидуальную экскурсию  директор музея Светлана Анатольевна Закусило.




Совмещая обязанности председателя Совета ветеранов Оймяконского улуса, Светлана Анатольевна активно занимается поисковой работой. Так, в 2015 году, благодаря её усилиям был реабилитирован несправедливо забытый ветеран Великой Отечественной войны Николай Андреевич Шевченко. В составе армии дважды Героя Советского Союза, маршала П.С. Рыбалко, 18-летний юноша участвовал в ликвидации оставшихся фашистских формирований. Дошел до Берлина, где без задней мысли восхитился красотой этого города. Это и стало поводом для лишения Шевченко всех прав. После двух лет активного поиска документов, неоднократных запросов в различные архивы, как раз накануне юбилейного празднования Великой Победы, в 2015 году Светлане Анатольевне и руководству улуса удалось восстановить справедливость. Через 70 лет после окончания войны ветеран наконец-то получил удостоверение участника ВОВ.
В музее хранятся более пяти тысяч экспонатов, рассказывающих о географии улуса, его растительном и животном мире, этнографии и культурной жизни, истории развития горнодобывающей промышленности, сельского хозяйства, народного образования, представлены картины местных художников.




Как правило, немало материалов об истории создания поселка. Имеются фотографии тех лет, автором многих из которых является один из первых жителей Усть-Неры, участник первой Индигирской экспедиции, техник-геолог Сергей Николаевич Стоттик. Его фотоснимки, а их более ста — ценнейшие документы становления и развития геологоразведки и горнодобывающей промышленности на полюсе холода в период с 1937 по 1946 год.  Большое количество фотографий подарил музею и другой ветеран-геолог – Владимир Павлович Лоот.

МБР-2 у причала. Разгружается полевая партия геолога А.А. Сальникова, 1937 г. (автор С.Н. Стоттик)




Киносъемка строительства первого однокомнатного «дома» на берегу Индигирки. Усть-Нера, 1937 г. (автор С.Н. Стоттик)



Путь с Усть-Неры в Мому, 1939 г. (автор С.Н. Стоттик)



Вид на переднюю луку старинного якутского седла.





В 1974 году в музее побывал известный журналист и писатель, автор прекрасной и очень познавательной книги “Оймяконский меридиан” Анатолий Семенович Панков, с которым, кстати, я имею честь быть лично знаком. Музей ему тогда очень понравился, но, тем не менее, позже он вспоминал:



«…Но не было в этом музее одной очень важной страницы истории. Ни один экспонат не напоминает, что здесь были лагеря ГУЛАГа. Что в добыче золота важную роль сыграли зэки. Они работали на самых трудных участках, в нечеловеческих условиях. Они жили в бараках без удобств. В зоне за колючей проволокой. Охраняемые энкэвэдэшниками и их натасканными псами. Да и не могли в советское время появиться такие экспонаты правды. А ведь это тоже наши люди. К тому же далеко не все они попали сюда по праведному суду, особенно те, кого назначили “врагами народа”...».

Действительно, в те годы не положено было об этом рассказывать, но  в настоящее время это упущение исправлено - ни одного посетителя музея не оставляет равнодушным экспозиция «Запретная зона», посвященная ГУЛАГу.
Все представленные здесь экспонаты,  начиная от посуды, инструментов и одежды, заканчивая каким-то чудом сохранившимися документами НКВД, были доставлены из территорий бывших исправительно-трудовых лагерей (ИТЛ).







Позже, уже в 2010 году вся комната данного раздела была стилизована под барак — стены обшиты досками, поставлены нары, столы. Причем весь материал был привезен также из мест бывших лагерей, которых в целом по району было около тридцати, то есть это почти треть от всех ИТЛ Якутии. Да что там говорить, если сама Усть-Нера была в то время зоной.





Сколько людей умерло на лесоповалах, строительстве дорог или добыче полезных ископаемых – сказать точно невозможно. Очевидно лишь то, что много... В связи этим еще в 1999 году устьнерцы установили памятник, посвященный жертвам сталинских репрессий на месте одного из массовых захоронений заключенных ГУЛАГа (автор памятника — Борис Бикьянович Сатеев). А вообще подобных мемориалов около поселка два.



В музее пробыл до позднего вечера – пересмотрели множество фотографий, документов. В общем, все было очень интересно, но пора было идти отдыхать, ведь с утра у меня был запланирован поход в горы. И об этом расскажу в следующий раз.
                           
Продолжение следует....




Recent Posts from This Journal


  • 1

Николай, здравствуйте!

Очень приятно это слышать, тем более от человека, творчество которого мне очень-очень нравится.

  • 1
?

Log in